Забронируй прямо сейчас! Не упусти возможность отдохнуть с друзьями.
Cпасибо Мы перезвоним вам в
ближайшее время

(для взрослых)

В каждой русской бане в 16- 18 веках, в общем зале, промежду всех, работали специальные девки, именуемые растиральщицами. Для состоятельных клиентов всех сословий специально имелись отдельные кабинеты и закутки ибо они частенько баловали растиральщиц чаевыми и пользовали их по иному назначению- как гулящих. В обязанности растиральщиц как бы входили не только полная помывка, но и прочие радости, коли того клиент захочет каким-либо случайным образом. В общественных банях для простого люда профессия растиральщиц к концу 18 века исчезла совсем- по причине разделения бань на мужские и женские отделения. Особая каста растиральщиц работала в банях и отделениях бань для бояр и дворян. Они там сохранились до середины 19 века. В их обязанности входила не только мойка, но и пропарка клиентов путем обмахиваний большими березовыми или дубовыми ветвями и непременно свежим паром. Во всех банях для знати, к 18 веку переименованных в дворянские разряды, парились именно этим назваемым «старомосковским» или «истинно московским» способом. Парные комнаты — парилки в них устраивались квадратом — то есть весь дощатый пол был свободен для лежания и только по краям квадратного или прямоугольного помещения стояли скамьи для сидения (до сих пор такой тип парной изредка встречается в общественных банях). Вначале процесса в парилке трудились «паровые» мужики- мастера поддачи и делания пара. Они проветривали помещение, поддавали кипяток на жар-камни бадьями или шайками, реже большими ковшами или кружками. Периодически они проверяли крепость пара, воздевая руки к потолку. И когда паровая подушка вверху была на их взгляд достаточной — то звали растиральщиц- махальщиц: — Готово! Красивые статные девки махальщицы первым делом создавали ароматы- разбрызгивали по стенам настои трав, мяты, душицы, ромашки. Затем застилали полы свежим сеном, лепестками цветов, ветвями с липовым цветом, цветами ромашек- в зависимости от сезона по-разному. После этого уже и звали господ: — Пожалуйте на парок! Люди знатные и уважаемые ложились на застланный пол округ садившейся в центре махальщицы и та начинала их обмахивать и оглаживать веткой-опахалом, зачерпывая ею пар из созданной вверху паровой подушки, как кашу ложкой. Постепенно махала чаще. Затем ее сменяла другая махальщица. Потоки жара обрушивались на парящихся. Знать кряхтела, краснела, пыхтела и вертелась угрями, изнывая от сочного жара!

Вот как описывал работу растиральщиц-махальщиц Пушкин в поэме «Руслан и Людмила»:

…В чертоги входит хан младой,

За ним отшельниц милых рой,

Одна снимает шлем крылатый,

Другая — кованые латы,

Та меч берет, та — пыльный щит.

Одежда неги заменит

Железные доспехи брани.

Но прежде юношу ведут

К великолепной русской бане.

Уж волны дымные текут

В ее серебряные чаны

И брызжут хладные фонтаны;

Разостлан роскоши ковер,

На нем усталый хан ложится,

Прозрачный пар над ним клубится.

Потупя неги полный взор,

Прелестные, полунагие,

Вкруг хана девы молодые

В заботе нежной и немой

Теснятся резвою толпой…

Над рыцарем иная машет

Ветвями молодых берез..

И жар от них душистый пышет;

Другая соком вешних роз

Усталы члены прохлаждает

И в ароматах потопляет

Темнокудрявые власы…

Вениками дворян тоже парили крепкие мужики-банщики. Крепко парили. Но вот обмахивания истощенным денди нравились больше. Чтобы понять почему — посмотрим на обычную картину проведения дня среднесписочного штатного богатого повесы того времени. В 18 веке среди дворянской светской молодежи было модно вставать как можно позже и мода эта, по мнению Лотмана, восходила к французской аристократии «старого режима» и была занесена в Россию эмигрантами-роялистами. Утренний туалет и чашка кофе или чаю сменялись к двум-трем часам дня прогулкой. Прогулка пешком, верхом или в коляске занимала час-два. Около четырех часов пополудни наступало время обеда. Дворянская молодежь, ведущая холостой образ жизни, редко имели повара — крепостного или наемного иностранца — а предпочитали обедать в ресторане. Рестораны для тусовки российские денди выбирали модные- и всякий явившийся туда на обед- как бы давал подписку на последующее бурное продолжение гуляния. Пушкин, когда писал, специально обедал раньше или выбирал другие места, чтобы не сталкиваться «со таей холостяков», ибо столкнувшись был бы обязан примкнуть к прожиганию жизни, таков был негласный закон среди повес начала 19 века. Послеобеденное время молодые франты стремились «убить», заполнив промежуток между рестораном и балом. Одной из форм приятного убийства времени был театр. Для петербургских денди театр был не только художественным зрелищем, но и своеобразным клубом, где происходили светские тусовки, где находили любовные интриги и где были доступные закулисные увлечения актрисами. Примечательно, что лучшие бани страны рождены актерами. Ведь именно актеры Елизавета и Сила Сандуновы основали «лепные» бани, в которых после Дениса Давыдова и Пушкина перебывало несть числа знаменитостей. И ведь после театра, именно баня была популярной формой проведения времени между рестораном-клубом и балом. Московская молодежь любила бани более петербургской и посещала их часто не менее двух раз в неделю и, как нам кажется, не последнюю роль в этом играло умение доставлять удовольствие, красочно описанных Пушкиным, растиральщиц-махальщиц. Да и по количеству, как и по качеству бань Москва намного превосходила Северную Пальмиру. Примечательно то, что хотя московские дворяне имели по 3-5 домов-усадеб, а по московскому обычаю при каждой усадьбе имелась своя банька- все же париться предпочитали в дворянских разрядах, где и сервис был налажен и пар в большой парилке был лучше. Ну а уж после театра или баньки — дворянская тусовка ехала на бал. А там — полонез, потом вальс, потом мазурка, а там и завершающий котильон. Там повесы, показав свою стать в танцах, выглядывали жертв из молодых жен старых аристократов и чииновников, и к дамам этим всяческими ухищрениями пытались «стать поближе». Затем шли ночные гуляния, кутежи, карты и пьянки. А с похмелья опять же- как без баньки обойтись. И конечно же, выбирая между общерусским парением веником и «старомосковским» обмахиванием, истощенная душа молодого дворянина склонялась к варианту махальщиц с «ветвями молодых берез»… Осталось добавить, что «старомосковский» способ парения, как это ни странно, жив до сих пор — в Москве так парятся в Селезневских и Ржевских банях, также говорят есть бани в Питере и Финляндии, где помнят зачем в парилке так «много пола».

 


Январь 7, 2017